Михаил Васильевич Попов отвечает на вопросы, часть первая

Опубликовано: 01.04.2017

видео Михаил Васильевич Попов отвечает на вопросы, часть первая

"Один против всех". 3 серия

Можно сказать, что. пока не появилось колебаний, деяния должностного лица презюмируются легитимными. Они должны производиться их адресатами. Это так именуемые опровержимые акты управления в отличие от актов жалких. Жалкие же акты не порождают правовых последствий с самого начала, как нелегальные.



Отказ работника от выполнения работ в случае появления угрозы для его жизни и здоровья вследствие нарушения требований охраны труда или от выполнения томных работ и работ с вредными и (либо) небезопасными критериями труда, не предусмотренных трудовым контрактом, не тянет за собой вербования его к дисциплинарной ответственности. Эта диспозиция ст. 220 Трудового кодекса РФ проводится под догадкой "Гарантии права работников на труд в критериях, соответственных требованиям охраны труда". Следует считать, что эта статья применима также и к труду муниципальных служащих.


"Учитель в законе. Схватка". 16 серия

Специфичное правовое регулирование содержал пункт 4 ст. 14 "Ответственность муниципального служащего" Федерального закона от 31 июля 1995 г. № 119-ФЗ "Об основах гос службы Русской Федерации". Он говорил, что "Муниципальный служащий в случае сомнения в правомерности приобретенного им для выполнения распоряжения должен в письменной форме немедленно сказать об этом собственному конкретному руководителю, руководителю, издавшему распоряжение, и вышестоящему руководителю. Если вышестоящий управляющий, а в его отсутствие управляющий, издавший распоряжение, в письменной форме подтверждает обозначенное распоряжение, муниципальный служащий должен его исполнить, кроме случаев, когда его выполнение является административно или уголовно наказуемым деянием. Ответственность за выполнение муниципальным служащим неправомерного распоряжения несет подтвердивший это распоряжение управляющий".


Разведопрос: Михаил Васильевич Попов о профсоюзном движении

В истории известен случай, когда министр обороны РФ П. С. Грачев, всегда правильно служивший Б. Н. Ельцину, получив от него приказ на расстрел Верховного Совета в октябре 1993 г.. попросил дать этот приказ письменно. Б. Н. Ельцин таковой приказ выдал1, но после расстрела парламента П. С. Грачев закончил быть министром обороны РФ. Если справочник видных лиц в РФ 1993 г. содержит положительные свойства П. С. Грачева как военачальника2, то схожая книжка 1999 г.; уже не упоминает его посреди лиц. отнесенных ее составителями к федеральной элите.

Если же письменного доказательства нет, как, к примеру, в казусе генерала Родионова в Тбилиси, ответственность за деяния, совершенные по указанию начальника. М. С. Горбачева, несет исполнитель.

Сложным правовым моментом в этом случае является определение субъекта, имеющего право решать, является ли приказ начальника подходящим законодательству либо нет. Исходя из убеждений Б. Н. Ельцина, расстрел им парламента совсем правомерен, так как сам Ельцин считал парламент коммунистическим, а идеологию коммунизма этот выросший благодаря коммунизму человек признавал криминальной и не имеющей права на существование. Точно так же он. выросший под благотворным воздействием надежного и сурового ядерного зонтика4 все делал для развала армии и ликвидации ядерного орудия в Русской Федерации. Другими словами оценки публичных процессов фактически всегда носят личный нрав. Муниципальный аппарат не может нормально работать, если каждый муниципальный служащий на собственный вкус будет оценивать, делать ли ему приказ либо нет.

rss